Moscou, vu par Henri Cartier-Bresson. [Paris, 1955]. – Москва, увиденная глазами Картье-Брессона. [Париж, 1955]. В издательском тканевом переплете, иллюстрированной глянцевой суперобложке и в современном художественном футляре. Отличная сохранность.

Автор:Картье-Брессон А.
Год издания: 1955
Век: 20
Цена: 60000 руб.
Moscou, vu par Henri Cartier-Bresson. [Paris], Collection Neuf / Robert Delpiere, Editeur, [1955]. – Москва, увиденная глазами Картье-Брессона. [Париж, 1955]. 36 с.; 78 л. с илл. 26,8 х 21 см. В издательском тканевом переплете, иллюстрированной глянцевой суперобложке и в современном художественном футляре. Отличная сохранность.


Анри Картье-Брессон (1908 — 2004) великий французский фотограф-документалист, мастер реалистической фотографии, создатель жанра фоторепортажа и фотожурналистики как таковой. Он был одним из основателей крупнейшего международного объединения фоторепортеров «Магнум». С пяти лет Анри начал постигать азы искусства, в юности учился в ателье художника Андре Лота. Навыки живописца и графика дали ему большое преимущество в занятиях фотографией. В 1930-1932 гг. Картье-Брессон путешествовал по Африке. По возвращении, под влиянием работ венгерского фотохудожника Мартина Мункачи, он выбрал ту же профессию для себя: «Я неожиданно понял, что с помощью фотографии можно зафиксировать бесконечность в одном моменте времени, — писал Картье-Брессон много лет спустя. — И именно эта фотография убедила меня в этом». Становление Брессона как фотографа происходило во время Второй мировой войны: фашистский плен, побег, участие в Сопротивлении — чтобы фиксировать на пленку военные будни от фотохудожника требовался не только верный глаз, но мужество и хладнокровие. Первая выставка фотографий в Лувре в 1954 г. была выставкой работ А.Картье-Брессона.

В том же году мастер посетил СССР. Он стал первым европейским фотохудожником, допущенным в Советский Союз после смерти И.В.Сталина. Фотографии, сделанные во время этого визита, вошли в его альбом «Москва». Это было время, когда тело Сталина покоилось еще в Мавзолее рядом с Лениным, а на входе были имена обоих советских вождей. К их нетленным «мощам» ежедневно тянулась километровая очередь.

В альбоме, впервые показавшем европейцам жизнь послевоенной Москвы и СССР, представлены 163 фотоснимка. Советская столица предстает удивительным местом, сердцем огромной страны, в котором над и под землей переплетаются все самые различные токи и лики. Представители всех национальностей – горцы в бурках, жители глухих кишлаков и аулов, старый московский интеллигент дореволюционной закваски с аккуратно подстриженныой на английский манер бородкой, брутальные рабочие и аляповатые гости из далеких деревень с плетеными из лоз корзинами, московские модницы в причудливых шляпках, жены дипломатов, солидная советская профессура. В этом городе модернизация так красноречиво ударялась лбами с архаикой. Сталинские новостройки напирают и грубо выжимают из города деревянные лачуги и неказистые каменные домики – осколки Старой Москвы.

Насыщенная культурная жизнь: музеи, консерватория, библиотека, балет, лекции в университете, экскурсии по Москве для туристов, спортивные праздники и соревнования на стадионах. Везде А.Картье-Брессон ловит пульс времени. Активный отдых и трудовые будни, танцы в заводском коридоре после смены под гармонь. Живые лица и искренние эмоции людей, которые любят, радуются, страдают, думают о насущных проблемах, беспокоятся, стоят в очередях, за станком, строят дома, водят автомобили, руководят предприятиями, сочиняют музыку.

Анри Картье-Брессон за работой, на улицах и в помещениях, становился «невидим» для тех, кого он снимал. Для большей маскировки художник заклеивал блестящие металлические части своего миниатюрного фотоаппарата черной изолентой. Правда есть и те, кто замечал фотографа. Кто-то из них улыбается ему в ответ, а кто-то надвигает шляпу на глаза или отворачивается. Метод работы фотографа вынуждал его близко подходить к фотографируемому объекту и вступать с ним в тесное взаимодействие.

С помощью монтажа и компоновки кадров художник сталкивал противоположные образы, подчеркивая их контрасты. Он показывает и расслоение общества, и его динамизм – многие светлые и темные стороны социализма. А.Картье-Брессон смог посетить Благовещенский собор вместе с бельгийской делегацией. Он отозвался критически о низком уровне реставрации фресок в храме. Фотограф делает обширные комментарии к своим фотографиям, подробно рассказывая о собственных впечатлениях от увиденного. Единственное, на что нет намеков в снимках фотографа – на волны советского террора и классовую борьбу.

А.Картье-Брессон обладал даром ловить в своих фотографиях «решающий момент», мгновение, когда действие достигало высшего эмоционального напряжения и выразительности. Он никогда не устраивал и не режиссировал события, которые запечатлевал, веря в то, что подделывать реальность недостойно и настоящее богаче по содержанию, чем любая искусственная его имитация. Он наблюдал и ждал, а в нужный момент нажимал на кнопку камеры. Его наиболее грозным соперником было время, с которым Картье-Брессон все время состязался в скорости. В каждом кадре фотограф стремится его поймать, распластать, лишить силы, а время дикое сложно поддается дрессировке.
ОтложитьЗадать вопрос
Дополнительные фотографии:
Разработка дизайна Харизма Дизайн Best-Hosting.ru: хостинг и разработка сайта Карта метро, схема метро